Чтение Псалтири о живых и по усопшим (третье треглавие)


7 глава (Трисвятое)

Человек, человек… Посмотри на себя. Если ты думаешь что ты состоишь не из навыков — горько ошибаешься ты!

Всякий человек состоит из навыков.

Повторяя что-либо — укрепляем навык.

Тот кто привык вычитывать молитвенное правило без дотошного болезненного всматривания в чувства сердца своего, тому сложно будет приучить себя молиться сердечными чувствами.

Тот кто приобрёл навык молиться внимательно, не удивляйся сказанному, потом уже и НЕ СМОЖЕТ молиться невнимательно.

НЕ СМОЖЕТ забывать о Боге на молитве своей.

НЕ ПОТЕРПИТ он даже и самого слабого уклонения мыслей своих от читаемых им святых слов.

«Царю Небесный. Трисвятое. Отче наш:»

Как скупо, как блёкло, как сухо, как бесцветно выглядят в Псалтири (и во многих других повседневных молитвословах) сокращения святых молитв.

Прячется, прячется от непосвящённых Живая искренняя Сила слов. Нáскоро прочитывается то, что в домашних условиях читать нáскоро — равносильно ПРЕСТУПНОЙ краже у себя самого!

Не так учил меня читать свои домашние молитвы мой духовник отшельник, монах…

«Царю Небесный… Утешителю» — сколько Живой Силы в этих трёх словах, сколько безмолвного блаженства в них. Помню, как однажды попросил я перевести дословно эти первые три слова молитвы «Царю Небесный» с алтайского языка иеромонаха Макария, коренного алтайца.

«К Тебе обращаюсь, Великий Небесный Властелин сотворяющий Утешение» вот как правильнее было перевести эту молитву и на русский язык.

Не нужно думать что те молитвы что мы читаем и считаем святыми переведены идеально. Нет идеального ничего в земном языке человека, поэтому тот кто желает научиться молиться должен доставать суть молитвы из под вороха несовершенства своего. Достанет — найдёт блаженство души своей. Услышит блаженное действие Ангелов внутри себя. Не потрудится если найти {ЯСНОЕ для души} блаженство в молитвах, говорящих о блаженстве, окрадёт самого себя.

«Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю» вслушивается душа моя в непреложную истину что Бог — везде, всё наполняет Собой, подаёт жизнь всему материальному и нематериальному миру. Чувствует душа силу высказывания, воображение же молчит. Невозможно ограниченному воображению вместить Невместимого. Чувствует и тело моё Силу подающего Жизнь. По лицу струится Свет невидимый Прохладный, приносящий Покой.

Если тело моё, как и сердце чувствует, переживает силу молитвы, тогда только и можно ПРОДОЛЖАТЬ тайнодействие домашнего обращения к Богу.

Некуда торопиться, некуда спешить.

Домашняя (келейная) молитва это Небо сошедшее на землю.

Небо не терпит спешки.

Спешка для Неба — также несвойственна, как несвойственна для Солнца — тьма.

«прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша» не о себе только просит сердце моё, но о всех кто в помяннике лежащем предо мной и о тех кто там не вписан, о всём мире.

Если же сердце не просит, если оно молчит, буду раз за разом читать молитву «Царю Небесный» до тех пор пока сердце не попросит искренне за себя и за всех «приди и вселися… очисти… спаси…»

Иногда, после рассеяния или же после суеты, читаю «Царю Небесный по Отче наш» минут по тридцать и более.

Как я уже оговаривал в первом треглавии, на одну кафизму я определяю не менее одного часа времени. Но бывает что прохожу молитвы на ряду, сразу, но это реже. Чаще, повторяю, бужу душу. Бужу чувства к Богу до тех пор пока не получу ЯСНЫЙ отзвук, ответ, что молитва моя (наконец) услышана, прошла, так или иначе принята. Словами это чувство невозможно выразить, чувство несомненной уверенности что молитва СОСТОЯЛАСЬ. Тело же и душа при этом наполняются боли о себе и блаженства одновременно.

Так устроены ПРАВИЛЬНЫЕ врата в мир иной: боль о греховности своей соединённая с помилованием от Бога. Если же нет (уходит, забыта, не чувствуется) боль о греховности своей — то НЕУМОЛИМО уходит и Утешение, уходит Бог от души забывшей, хоть на миг, о болезненном покаянии своём.

«Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас» каждое ОТДЕЛЬНОЕ слово отзывается Силой, Блаженством, Могуществом, Благостью Того к кому обращаются чувства сердца. И понимает душа что не в словах, не словами призывает и привлекает она к себе Существо Бога, но иным действием, действием простым, сердечным, — трудным — лишь только в первые годы своих молитв.

«Слава Отцу» «и Сыну» «и Святому Духу», «и ныне» «и присно (всегда)» «и во веки веков». «Аминь». Каждому Лицу Святой Троицы доколе не воздаст сердце моё должной славы, буду читать слова молитвы этой РАЗДЕЛЬНО ТВЁРДО до тех пор, пока душа не впитает в себя Силу каждого из Лиц Бога, Нераздельно и Неслитно соединённого.

Думаем(?) ли мы о том что не без причины молитва «Слава и ныне»{опять это унылое обезличивающее сокращение… 🙁 } чаще всех прочих обращений к Богу повторяется в православных молитвах. Знаем(?) ли к чему нас призывает «Слава Отцу» «и Сыну» «и Святому Духу», «и ныне» «и присно» «и во веки веков»

Эта молитва нас призывает к ПОЛНОМУ ВЕЧНОМУ послушанию Богу, к тому чтобы душа не искала в себе добра ни здесь ни в вечности, но добро искала ТОЛЬКО в Существе Божием, в Его (не в нашей и не в чьей-либо личной) славе или правде.

Никогда да не прочитает душа моя «Слава Отцу» «и Сыну» «и Святому Духу», «и ныне» «и присно» «и во веки веков»: равнодушно, наспех, без чувства, без разделения Лиц Бога на каждое, равное всем, поклонение.

Но чтобы ОТЗЫВАЛОСЬ сердце и чтобы был отзвук блаженства молитвы этой, не только в сердце и чувствах, а также, и в теле.

…………….

Как печально, что САМАЯ важная (одна из самых важных молитв к Богу) читается многими как обязанность, как привычное «Слава и ныне» в чём-то даже затёртое, избитое слишком частым БЕСЧУВСТВЕННЫМ повторением святых слов.

При ПРАВИЛЬНОМ же, РАЗДЕЛЬНОМ неспешном произношении этой молитвы «Слава Отцу» «и Сыну» «и Святому Духу», «и ныне» «и присно» «и во веки веков» «Аминь» сколько же Света войдёт в тело твоё и в сердце твоё, сколько блаженства! Так что ты и вне правила своего захочешь с радостью повторять раз за разом…. «Слава Отцу» «и Сыну» «и Святому Духу», «и ныне» «и присно» «и во веки веков» «Аминь» повторять не как унылую обязанность, но как НЕМАЛОЕ сладкое утешение для всех чувств твоих.

…………….

Читаем неспешно далее…

«Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша»

«Имени Твоего ради. Господи помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй!»

Не потому что я молюсь Тебе Господи, но лишь ради Чести имени Твоего помилуй всех о ком я молюсь… ещё и ещё раз напоминает душе о смирении православный молитвослов.

«Отче наш, Иже еси на Небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам (просишь о всех) долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого (потому что сами мы от него избавиться не сможем, не в силах. Враг — сильнее человека — это уже доказано…)» «Яко Твоё есть Царство, и сила, и слава, во веки» этот, сокращённый, священнический возглас я всегда добавляю во все домашние личные молитвы свои, \после «Отче наш»\ лишний раз напоминая себе что лишь Бог может спасти меня от лукавых дел. На общественной молитве, во избежание соблазна, священнический возглас не принято читать. У нас ведь такие православные… чуть что «не по уставу» и всё… так в еретики и запишут по скорому…

Переходим, не спеша, (ещё и ещё раз внимательнее прислушавшись к ожившей тишине сердца) к тропарям перед чтением Псалтири.

8 глава (Молитвы перед чтением Псалтири)

Слава: «Поми́луй нас, Го́споди, поми́луй нас, вся́каго бо отве́та недоуме́юще, сию́ Ти моли́тву я́ко Влады́це гре́шнии прино́сим: поми́луй нас» внимание моё особенно привлекают слова «вся́каго бо отве́та недоуме́юще».

Душа подсказывает мне, что речь здесь идёт о том что человек не в силах дать ответ за грехи свои. Он даже не в силах понять глубину и пагубность СОКРОВЕННО живущего внутри каждого из нас греха, но надеемся на Милосердие Бога.

И ныне: «Мно́гая мно́жества мои́х, Богоро́дице, прегреше́ний, к Тебе́ прибего́х, Чи́стая, спасе́ния тре́буя (и прося): посети́ немощству́ющую мою́ ду́шу и моли́ Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего да́ти ми оставле́ние, я́же соде́ях лю́тых, Еди́на Благослове́нная»

Казалось бы, причём тут «лютые» грехи? Не все же православные — это раскаявшиеся разбойники и садисты? Но лютость греха живёт в каждом человеке. Это неизбежно просто. Только у каждого свои (почти неодолимые) наклонности к тому или же иному пороку. Отсюда и лютость… желаем избавиться в себе самих от того или же иного недостатка, а грех бывает часто сильнее человеческой природы.

После И ныне: обыкновенно идёт тропарь с обращением к Божией Матери. Во всех канонах (если я читаю их дома, а не в храме вслух) обязательно прибавляю «Пресвятая Богородица спаси нас» после третьего (или же четвёртого) Богородичного тропаря каждой песни. Это обращение не прописано в канонах, но для меня оно строго обязательно, потому что душа моя настойчиво просит особого усиленного личного обращения к Божией Матери после каждого тропаря Ей.

Некоторые прошения можно добавлять от себя в канонах и псалмах, но особо не стоит увлекаться самостийным творчеством. Гордыня будет тут как тут и вместо пользы можно навредить своей душе.

Вообще, молитва — это ВСЕГДА распятие, ВСЕГДА некий развилок на каждом шагу молитвы, ВСЕГДА испытание души в котором сатана пытаться будет (часто делая это тайно от души) стянуть душу в гордыню, в рассеяние на молитве, в нестарательность, в пустую мечтательность и в осуждение ближних (через стихи Псалтири очень удобно дьяволу склонять душу к осуждению людей потому что Псалтирь немало говорит о пороках человека), но далеко не всё так буквально надо понимать в Псалтири, но об этом не здесь, а скажу детальнее по конкретному тексту некоторых псалмов.

Господи помилуй 40 раз

Прошу понять меня правильно… Псалтирь не магия. Можно «Господи помилуй» прочесть тут всего лишь три раза. Можно 12. Можно 40. Можно произвольно без счёта. Можно больше сорока. То есть, сколько просит душа. Не человек для правила, а правило для человека. Если кто молится много, если кто привык к непрерывной почти внутри себя молитве Иисусовой, то для того эта лишняя прибавка из 40-ка «Господи помилуй» душе почти ничего не даст… не прибавит чувства близости к Богу! Вообще, надо ВСЕГДА следить за душой, если она на что-то не отзывается или протестует — этот текст можно опустить. Нужен разум.

Поклоны — если они питают душу — тогда они делаются. Если нет, сидя читаем текст спокойно. Всё зависит от личного устроения. Кого-то поклоны оживляют к покаянию, кого-то наоборот отвлекают от сосредоточенности, тем более, если человек болен. Тоже — нужен разум.

«Всесвята́я Тро́ице, Бо́же и Соде́телю всего́ ми́ра, поспеши́ и напра́ви се́рдце мое́, нача́ти с ра́зумом и конча́ти де́лы благи́ми богодухнове́нныя сия́ кни́ги, я́же Святы́й Дух усты́ Дави́довы отры́гну (открыл, изрёк), и́хже ны́не хощу́ глаго́лати аз, недосто́йный, разуме́я же свое́ неве́жество, припа́дая молю́ся Ти, и е́же от Тебе́ по́мощи прося́: Го́споди, упра́ви ум мой и утверди́ се́рдце мое́, не о глаго́лании усте́н стужа́ти си, но о ра́зуме глаго́лемых весели́тися, и пригото́витися на творе́ние до́брых дел, я́же учу́ся, и глаго́лю: да до́брыми де́лы просвеще́н, на суди́щи десны́я Ти страны́ прича́стник бу́ду со все́ми избра́нными Твои́ми. И ны́не, Влады́ко, благослови́, да, воздохну́в от се́рдца, и язы́ком воспою́, глаго́ля си́це:

Видишь каков порядок? Вздохнуть должно СНАЧАЛА сердцем, и лишь потом языком сказать:

«Прииди́те, поклони́мся Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Христу́, Царе́ви на́шему Бо́гу.

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м Самому́ Христу́, Царе́ви и Бо́гу на́шему.»

Ещё раз прислушавшись к тишине внутри себя начинаем первый псалом. Если мысли отвлекаются, ВСЕГДА добиваюсь чтобы ум не скитался мимо читаемого смысла и чувств. Добиваться не отвлечения (повторением вновь и вновь пока мысль не станет чистой от посторонних мечтаний и примесей) лишь поначалу только трудно, а потом, когда душа привыкнет чисто молиться, сам удивишься — посторонних мыслей на молитвах твоих и не возникнет. Потому как сатана внушающий пустые (и по-видимому безобидные незлые мысли на молитве) перестанет их внушать потому что поймёт что чем дольше он тебя будет отвлекать от внимательной молитвы — тем дольше ты будешь «застревать» на тех или иных стихах. А сатане не очень-то хочется доставлять упрямому во внимании человеку венцы терпения и побед над ним. Вот, он — поганый, со временем и отстанет сам, если увидит что душа ищет ПРЕДЕЛЬНОЙ ясности на молитвах своих ВСЕГДА.

Конечно же, достигать предельной ясности внимания на молитве трудно, но если ясности не достигать — не будет молитвенной радости.

9 глава (1 Псалом)

1 стих Блаже́н муж, и́же не и́де на сове́т нечести́вых и на пути́ гре́шных не ста, и на седа́лищи губи́телей не се́де,

Первый стих первого псалма, глубина необозримая и таинство. Нечестие — это когда человек живёт не думая о Боге, не осознавая глубины падения своего, забыв о Боге. Нечестие это не болеть душой о том что ты не любишь Бога всем сердцем, всей душой, всей крепостью, всем помышлением.

Во втором стихе даётся лекарство от нечестия. Говорится о необходимости ВСЕГДА в КАЖДОЕ мгновение своей жизни помнить о Том Кто даёт силу дыханию твоему. Непрестанно помнящему о Боге обещается блаженство (3-ий стих). Уклоняющемуся от тесноты памяти в Боге — предсказывается неуспех в вечности. (см. 4 и 5 стихи) Последний (6-ой) стих этого псалма говорит о том что праведных путь знает ТОЛЬКО Бог, даже сами праведные не могут знать свой путь к Богу, но Бог знает и ведёт своих людей по Пути за Ним. Путь же тех кто позволяет себе расслабляться и не помнить о Боге, «погибнет» то есть, в вечности — все нерадивые о спасении своем, не осознающие {в нечувствии своём} сколь опасно забывать о Творце своём хоть бы и на минутусами себя погубят в вечности — погубят ПРЕСТУПНЫМ по отношению к самим себе окаменением своей души к Богу, к Единому источнику душевного благополучия человека.

Псалмы со второго по шестой, до второй «Славы» включительно, по сути, лишь углубляют и повторяют смысл первого псалма. Смысл короток и довольно прост.

Говорится о том что большинство людей не покоряются памяти о Боге, не хотят покоряться всей строгости заповеди Божиих (и не захотят никогда). Пророк Давид призывает людей к вере Богу, но люди не хотят верить так строго как это требует Сам Господь. Молится пророк о избавлении его души от распространившегося нечестия и от лукавства современного ему общества. Просит Бога о прощении своих грехов, о помиловании и о своём спасении.

Псалмы с первого по шестой, это плач души к Богу о избавлении от забвения о Боге, о избавлении от смешения с обществом навыкшим жить во грехе нечувствия к Богу, это призыв к молитвенному одиночеству.

«Муж кровей» Пс.5 ст.7 — это убийца. Проливший кровь другого человека. В более глубоком понимании и в более правильном, когда речь идёт о убийцах и о преследователях в Псалтири, под этими стихами более подразумевается не сколько некогда жившие во времена Давида люди, но сам дьявол.

2 стих но в зако́не Госпо́дни во́ля eго́, и в зако́не Его́ поучи́тся день и нощь.

Под «днём и ночью» подразумевается не только непрерывность времени и смена времени суток, но и состояние разума. Иногда наш разум видит яснее Путь Божий, иногда совсем не в силах понять Бога это и есть «ночь разума», но и в ночи разума может учиться душа — верой (и доверием) Богу что Он всегда и ВСЁ Делает в высшей степени правильно.

И бу́дет я́ко дре́во насажде́нное при исхо́дищих вод, е́же плод свой даст во вре́мя свое́, и лист eго́ не отпаде́т, и вся, ели́ка а́ще твори́т, успе́ет.

Не та́ко нечести́вии, не та́ко, но я́ко прах, eго́же возмета́ет ветр от лица́ земли́.

Сего́ ра́ди не воскре́снут нечести́вии на суд, ниже́ гре́шницы в сове́т пра́ведных.

6 стих Я́ко весть Госпо́дь путь пра́ведных, и путь нечести́вых поги́бнет.

Ссылка для тех кто в силах финансово поддержать автора материала